Герои Балтики Великой Отечественной войны.

В конце июля в России отметят день Военно-морского флота – один из наиболее значимых праздников для жителей Санкт-Петербурга. День гордости, день славы, день памяти!

31 июля в Северной столице пройдёт Главный военно-морской парад, зажгут факелы Ростральных колонн, прогремит праздничный салют.  А накануне этого события мы предлагаем вспомнить наших героев – участников Великой Отечественной войны.

В фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится уникальное издание — альбом «Герои Балтики Великой Отечественной войны», вышедший в свет в невероятно сложных условиях: подписан в печать 28 октября 1943 года, отпечатан в Ленинграде. Эта реликвия — доказательство героизма не только воинов, но и самоотверженного труда редакторов, полиграфистов и печатников блокадного города. Ведь все это было выпущено не «благодаря», а «вопреки». Альбом портретов и очерков поражает своим полиграфическим качеством, казалось бы, невозможным в условиях блокады.

В альбоме собраны биографии 34 балтийцев – Героев Советского Союза. Среди них – летчики Антоненко, Бринько, Ефимов, чьими именами ныне названы улицы нашего города. Вступительную статью написал адмирал В. Ф. Трибуц, командующий Краснознаменным Балтийским флотом. Его именем также названа улица в Красносельском районе города. Главную цель этого издания В. Ф. Трибуц сформулировал так: «Читая биографии Героев Советского Союза – балтийцев, пусть каждый рядовой краснофлотец, старшина и офицер Краснознаменного Балтийского Флота стремится подражать им. Равнение по передовым и лучшим!»

Подвиг века

«Весна в этот памятный 1941 год была холодной, дождливой…Открытие петергофских фонтанов, которое обычно возвещает ленинградцам приход лета, переносилось с одного воскресенья на другое. И вот наконец наступило 22 июня. День обещал быть теплым, летним. Всю зиму мы готовились к открытию. Удалось вызолотить заново бронзовые скульптуры Большого каскада. Как-то особенно нарядно выглядели купола Большого дворца. Здесь, в первом этаже Ольгинской половины, разместилась давно задуманная и наконец осуществленная “Фонтанная выставка“.

“Хорошо было бы, – думал я, – устроить в будущем году выставку лучших вещей из фондов, не вошедших в музейную экспозицию”. Но это дело будущего. А пока осталось всего несколько часов до торжественного открытия. Еще немного – и оживет завороженное чудо.

Не знал я, не чувствовал, что встречаю последний мирный рассвет в Петергофе. Не знал я в тот час, что на нашей земле уже рвутся вражеские снаряды. Не знал, что нам, хранителям этих богатейших дворцов, где продумана каждая деталь, придется своими руками их разорять, все, что можно, увозить, остальное прятать, закапывая в землю, хоронить. Не знал, что через пять лет увижу руины дворцов, фонтанов, перепаханную снарядами прекрасную землю Петергофа.

Не знал… А если бы и знал, в тот предрассветный час не смог бы в это поверить».

(Из воспоминаний архитектора Джиованни Альбертовича Риппа. «Подвиг века. Художники, скульпторы, архитекторы, искусствоведы в годы войны и блокады Ленинграда». «Лениздат», 1969г.)

В фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится книга, изданная в 1963 году, «Подвиг века. Художники, скульпторы, архитекторы, искусствоведы в годы войны и блокады Ленинграда» — одна из страниц летописи судеб людей Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

Книга – памятник. Книга – собеседник.

Герои и авторы книги – художники, скульпторы, архитекторы, хранители музеев.  Тут собраны дневники, письма, зарисовки, сделанные часто в бомбоубежище или в землянке, наспех, нетвердой рукой, со сдержанной искренностью, как исповедь перед собой. У них, как писал академик архитектуры Александр Сергеевич Никольский о своем блокадном дневнике, «тираж — один-единственный, именно этот экземпляр, первое и последнее издание».

Из материалов сборника вы узнаете о том, как снимались со стен и накатывались на специальные валы полотна Рембрандта, Иванова, Брюллова, Репина, как укрывались от вражеских бомбежек бесценные памятники Ленинграда. Перед вами раскроются тяжелые двери блокадного Исаакия, подвалы Эрмитажа и Академии художеств — убежищ, в которых отчаяние никогда не пересиливало мечту, — здесь не только говорили о пайках, дрожжевом супе и лекарствах, но и набрасывали проекты новых кварталов города и находили краски, чтобы запечатлеть гордую, морозно-седую красоту Ленинграда в ту жесточайшую из всех зим.

Искусство по-своему проходило военную службу, и музы — в полушубках, гимнастерках — прошли по всем дорогам от Невы до Берлина, чтобы приблизить час, когда замолчат пушки. Не все, созданное тогда художниками, выставлено в картинных галереях. Многие наброски, зарисовки вы увидите только в этой книге — они так же сокровенны, как страницы дневников. Но без них, без вдохновенного и выстраданного опыта войны, не было бы потом ни монументальных полотен, ни мрамора и бронзы памятников главных площадей и мемориальных кладбищ. Итак, еще одна книга о блокаде.

90 лет со дня рождения Роберта Рождественского.

20 июня поэту и переводчику, одному из самых ярких представителей эпохи «шестидесятников», Роберту Рождественскому исполнилось бы 90 лет. За годы творчества он написал десятки текстов к популярным песням, сотни стихотворений и поэм, издал более пятидесяти книг. Одно из изданий — «Радиус действия» — мы вам предлагаем почитать.

В библиотеке Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится издание с автографом Роберта Рождественского «Радиус действия», вышедшее в свет в 1965 году. Стихотворениям более пяти десятков лет, но они по-прежнему актуальны!

Радиус действия

Мне всё труднее

                пишется.

Мне всё сложнее

                видится.

Мгновеньями летят года, —

хоть смейся,

хоть реви…

И я из дома убежал,

                    чтоб наконец-то вырваться

из радиуса действия

обыденной любви.

Я был самонадеян.

                  Сел в самолёт.

                                 Обрадовался.

От молчаливой женщины

решительно уехал.

Но всё равно остался

                     в знакомом очень

радиусе.

Слова её,

глаза её

во мне звучали

               эхом.

Невероятный радиус!

Как от него

            избавиться?

Непостижимый радиус!

Нет никакого сладу.

И я на этом радиусе —

                      как на булавке

                                     бабочка…

И больно мне,

и весело,

и тяжело,

и сладко…

О, радиусы действия!

                     Радиусы действия!

Они – во мне,

они – в любом,

и никакой

          межи!

Есть радиусы действия

                      у гнева и у дерзости.

Есть радиусы действия

                      у правды и у лжи.

Есть радиусы действия

                      у подлости и злобы —

глухие,

затаённые,

сулящие беду…

Есть радиусы действия

                      единственного слова.

А я всю жизнь ищу его.

И, может быть,

               найду.

А может,

мне

    не суждено…

Летят неразделённые

года!

Но, вопреки всему,

я счастлив

           оттого,

что есть на свете женщина,

судьбой приговорённая

жить

     в радиусе действия

сердца моего!..

Оптимисты!

Вас я зову

волноваться,

            недосыпать!

Раздувать

молодую зарю!

Поворачивать реки вспять!

От дождей не прятать лица.

Верить

в завтрашнюю строку.

Называть подлецом —

                    подлеца.

Хохотать

в глаза дураку!

Предвкушаю вопросики

                    вздорные,

вижу

бегающие зрачки:

«Оптимисты?

           Это

              которые?

Говорливые бодрячки?..»

Бросьте!

Мне самому противны

жизнерадостные кретины!

Я —

   пока мой час

               не истёк —

всеми силами,

всем нутром

ненавижу

        щенячий восторг!

Презираю

        дешёвый гром!

Проклинаю

         надсадный визг!

И считаю

личной

обидой

бледно-розовый

              оптимизм,

показуху

высотных шпилей!..

Сквозь взъерошенную листву

раскалённые трубы

                 трубят…

Оптимисты!

Вас я

     зову!

Настоящих

зову

ребят!

Предъявить на планету

                     права!

Дать земле

молодую кровь,

разобраться —

              почём слова

в самом яростном

из миров.

Мы —

     дотошные.

Мы —

     громадные.

Наш характер

            упрям и ершист.

Не позволим

себя

    обманывать

мы —

     которые вышли

                  в жизнь!

Это нам,

крутым и бессонным,

миру

будущее дарить…

Мы ещё прикурим

               от солнца!

Если только будем

курить.

«Ленинградская милиция в годы войны 1941-1945 гг. Ощущение времени»

В фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится уникальный двухтомник, рассказывающий о работе милиции Ленинграда во время Великой Отечественной войны — «Ленинградская милиция в годы войны 1941-1945 гг. Ощущение времени». Редкое издание, выпущенное тиражом 900 экземпляров, охватывает практически все стороны работы милиции в тяжелое военное время, содержит большое количество документов, рассказывающих о деятельности милиции внутри блокадного кольца. Одним из главных достоинств книги является то, что в ней впервые помещены доклады и отчеты руководителей милиции блокадного Ленинграда, даны конкретные цифры о лицах, привлеченных к уголовной ответственности и т.д.

Первое издание книги вышло в свет в 2010 году (вып.5 серии «Доступная библиотека Лиги ветеранов РУБОП»), оно вызвало повышенный интерес читателей и досталось далеко не всем желающим. Поэтому в 2020 году было принято решение сделать второе издание книги (вып.18 серии «Доступная библиотека Лиги ветеранов службы по борьбе с организованной преступностью»).

Содержание книги и подача публикуемого материала в новом издании были значительно изменены: за десять лет сняли гриф секретности, сделали доступными многие документы военного времени, блокадного Ленинграда; опубликованы воспоминания участников событий военного времени, публиковать которые ранее считалось «нецелесообразно». Основная идея документально-публицистического издания: в документах и воспоминаниях показать, что ленинградский милиционер времен войны – это рядовой блокадник с нерядовыми обязанностями и ответственностью перед жителями Ленинграда.

Из книги «Ленинградская милиция в годы войны 1941-1945 гг. Ощущение времени»:

«На 22 июня 1941 года в ленинградской городской милиции проходили службу 13 508 человек. И в первый же день войны часть из них была призвана в действующую армию. О тех, кто просился добровольцем, говорить не приходится. В каждом милицейском подразделении лежали пачки рапортов с просьбой отправить на фронт. И писали их все – от начальников до рядовых милиционеров. 10 июля 1941 года появился совместный приказ НКО и НКВД СССР, по которому сотрудники милиции считались такими же красноармейцами, как и те, кто находился в действующей армии.»

Из книги «Ленинградская милиция в годы войны 1941-1945 гг. Ощущение времени»:

«Необходимо отметить, что самый трудный первый год войны ленинградская милиция вынуждена была работать при неполном комплекте личного состава. Значительная часть сотрудников в первые дни войны была отпущена добровольно на фронт; кроме гибели и ранений при исполнении служебных обязанностей, зима 1041-1942 годов вывела окончательно из строя около 1000 чел., умерших на почве истощения и вызванных им заболеваний.

Таким образом, оставшиеся на своих постах в Ленинграде работники несли двойную и тройную нагрузку, работая в исключительно напряженной обстановке.»

Двухтомник «Ленинградская милиция в годы войны 1941-1945 гг. Ощущение времени» — кладезь информации не только для сотрудников МВД, но и для всех интересующихся военной тематикой. Книга содержит рассекреченные архивные документы, публикации разных лет, в частности времен войны, из газет «Пост Революции», «Ленинградская правда», «Наркомвнуделец», фрагменты воспоминаний участников событий и очевидцев обороны и жизни военного Ленинграда.

Особая гордость Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области в том, что в создании книги принимали участие сотрудники Исторической экспозиции нашего музея.

29 апреля — Международный день танца.

Ежегодно 29 апреля по всему миру отмечается Международный день танца. Этот праздник в календаре знаменательных дат появился в 1982 году по инициативе Международного совета танца (International Dance Council, CID) ЮНЕСКО. Формы его празднования весьма разнообразны: традиционные концерты и выступления, танцевальные флешмобы и необычные представления, творческие встречи и лекции. Мы предлагаем свою – знакомство с книгой, рассказывающей об истории танца.

В фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится уникальное дореволюционное издание – книга «История танцев»: лучшее фундаментальное исследование по истории хореографии с древнейших времен до начала XX века, изданное в России. Автор сочинения — драматург, издатель, большой ценитель художеств и обладатель прекрасной коллекции русской живописи и книг о балете, историк балета Сергей Николаевич Худеков (1837-1928).

Его восхищение танцами не знало предела, но Сергею Николаевичу свойствен не только восторг: в течение нескольких лет он сумел собрать, записать, систематизировать все, что было известно о танце с древности до начала XX в. Число документов, фотографий, зарисовок известных выступлений, хранящихся в разных частных коллекциях мира, собранных С. Н. Худековым, насчитывало 15 тысяч.

Никому из нас не представляет особого труда пересказать литературное произведение или описать картину, но как пересказать музыку или сказать о танце? Запечатленные нашей памятью, музыка и танец труднее всего поддаются точному воспроизведению. И как невообразимо сложно говорить об истории танца! В чем она? Что оставил танец после себя, когда и его исполнители, и его зрители давно покинули подмостки и места в партере? Как нам приподнять завесу над древностью? Почему нас привлекает давно исполненный танец, и почему мы хотим понять его язык? Возможно, эти вопросы ставил перед собой автор книги.

Издание великолепно иллюстрировано, над его оформлением работали художники Н.К. Бодаревский, Вл.М. Измайлович, П.Б. Ламбин, К. Маковский, А.А. Чикин и др. Значительная часть иллюстраций воспроизведена по рисункам из богатой коллекции Худекова, а также по рельефам и рисункам с античных ваз. Книга издана в типографии «Петербургской газеты» — издания, принадлежавшего автору.

Сергей Николаевич мечтал выпустить обширную «Историю танцев всех времен и народов», и, работая над осуществлением этого замысла, автор подготовил и издал в 1914—1916 гг. три тома «Истории танца». Четвертый том, посвященный истории русского танца, почти полностью был уничтожен пожаром в типографии, в 1917 году.

«Ленинградец душой и родом…»

Книги с автографами, владельческими записями знаменитых людей, дарственными надписями — гордость любой библиотеки. Ведь это уже не просто тиражные издания, а свидетели определенного этапа истории, маячки в море человеческих отношений. Немало таковых (с особым трепетом!) хранится и фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Одна из них – книга стихотворений «Ленинградец душой и родом» Сергея Давыдова – нашего земляка, который был самым молодым из ленинградских поэтов-фронтовиков.

Сергей, блокадный мальчишка, потерял мать, будучи вывезен за Ладогу из Ленинграда. Пятнадцатилетним подростком прибился к военным и успел повоевать на 3-м Белорусском фронте. В автобиографии об этом времени написал не без гордости: «…принял присягу, стал сержантом, правда младшим». Первые стихи напечатал в дивизионной газете, продолжал писать и после войны, уже работая на «Севкабеле». 

В шестнадцать лет, в семнадцать лет,
На долю пало мне, не из рассказов и газет,
Услышать о войне.
Врага в медалях и крестах,
Увидеть в полный рост,
Встречать друзей в чужих местах,
Мне лично довелось.
Шагать во тьме, лежать в воде,
Настой болотный пить,
И из разведки по звезде без карты выходить.
Глотать артподготовки дым,
Ценить костра тепло.
Не всем ровесникам моим, так в жизни повезло.

«Первое моё стихотворение, напечатанное в дивизионной газете, затерялось. Было оно, конечно, слабеньким. Но толчок к творчеству дало сильный. С тех пор я написал много вещей, посвященных войне. В каждой моей книге живет это время», – вспоминал поэт позднее.

Осень на Пискарёвском кладбище.

Проливная пора в зените,
дачный лес
почернел и гол.
Стынет памятник.
На граните
горевые слова Берггольц.
По аллеям листва бегом…
Память в камне,
печаль в металле,
машет вечным крылом огонь…
Ленинградец душой и родом,
болен я сорок первым годом.
Пискарёвка во мне живет.
Здесь лежит половина города
и не знает, что дождь идет.
Память к ним пролегла сквозная,
словно просека
через жизнь.
Больше всех на свете,
я знаю,
город мой ненавидел фашизм.
Наши матери,
наши дети
превратились в эти холмы.
Больше всех,
больше всех на свете
мы фашизм ненавидим,
мы!
Ленинградец душой и родом,
болен я сорок первым годом.
Пискарёвка во мне живет.
Здесь лежит половина города
и не знает, что дождь идет…

В литературу Сергей Давыдов на первых порах входил в качестве «рабочего-поэта». А с 1958 года уже вёл жизнь профессионального литератора, много ездил по стране, бывал за рубежом, с успехом выступал в различных аудиториях. В том числе, судя по дарственной надписи, и в нашей библиотеке.

27 марта — Всемирный день театра.

Слово «театр» произошло от древне-греческого слова theatron (θέατρον), что значит «место, где смотрят». Поэтому сегодня, в честь международного праздника, который ежегодно отмечается 27 марта, Дня театра, предлагаем вам мысленно прогуляться по самым старинным «местам, где смотрят».

В библиотеке Культурного центра ГУ МВД по г.Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранится уникальное дореволюционное издание, отпечатанное в ограниченном количестве экземпляров – книга Георгия Крескентьевича Лукомского «Старинные театры. Античные театры и традиции в истории эволюции театрального здания».

Из предисловия:

«Волею судеб задержанный в Сицилии в летнюю знойную пору, когда городские улицы так пустынны и по раскаленным плитам их бегают лишь веселые ящерицы, а голые дети и козы прячутся в тени, когда так ароматны тенистые сады померанцевых деревьев в долинах и так душисты кусты гелиотропа на античных развалинах, — задумал я основу содержания этой книги.

Мне так тоскливо стало при мысли: неужели все эта красота, в которой протекало театральное действо, погибла навсегда? И так трепетно забилось сердце: неужели нельзя восстановить еще хоть бы только одну веру в эту красоту?

Заронить в сердца людей эту тоску по забытому, но не утерянному еще античному миру, — было моей первой, побуждающей и руководящей мечтой».

Книга посвящена архитектонографии античных театров и описанию тех античных традиций, которые имели значение в истории эволюции театрального здания в течение почти двух тысячелетий. Проиллюстрирована фотоснимками сохранившихся зданий древних театров (Греции, Рима, Сицилии и пр.), чертежами и планами театральных залов, копиями картин и зарисовок, посвященных театральному искусству, а также художественными заставками и концовками.

Особое внимание в издании привлекает рассказ о русских театрах: «…некоторые из театров, воздвигнутых в наших столицах и их окрестностях (особенно дворцовые театры) представляют прелестные копии античных театров».

К сожалению, русским театрам в книге уделено немного внимания, так как автор предполагал посвятить театральной архитектуре России отдельный том издания. Который, увы, так и не вышел в свет. А посему те редкие строки и фото, которые опубликованы в книге, особенно ценны.

— «Известно ведь, что даже в глухой провинции (Уфа, Орел, Архангельск) воздвигали театры (быть может и временные) классической внешности, и хотя теперь не осталось многих, но зато рисунки показывают нам, что были театры занятные своей планировкой и не только в портиках и статуях, выражавшие свой классицизм.

Кроме того, уцелевшие прекрасно дворцовые и усадебные театры России говорят нам о том с полною наглядностью, доказывая, что еще недавно царили античные традиции архитектуры и в глухих углах русской провинции, а не только на берегах Невы.

 Театр Гваренги в Эрмитаже представляет собою идеально разработанный театр греков; театр Л.Руска в Старовском дворце Потемкина (Таврический дворец) недавно уничтоженный – для устройства в нем библиотеки Государственной Думы, — также представлял собою восхитительный образец античного театра в 19 веке в России.

Прелестные плафоны и барельефы украшали его стены. Колоннада, охватывающая кольцом его зал, была изящна, балкон, заключенный между колонн, был незаметен и доминировал амфитеатр.»

— «По мнению Соntant «театры Петербурга и Москвы, построенные италианскими (!?) зодчими не являют собою ничего национального (?) и только повторяют типы построек того времени во Франции и Италии». Но и Соntant признает, что «копии эти однако построены в таком мас­штабе, что они превосходят значительно свои ори­гиналы» и репродукции получились более замеча­тельные «нежели модели».

21 февраля — Международный день родного языка. Читаем Даля.

21 февраля отмечается Международный день родного языка, который был провозглашен по инициативе Бангладеш и утвержден на Генеральной конференции ЮНЕСКО в 1999 году. Праздник направлен на защиту и уважение всех языков, особенно тех, что находятся на грани исчезновения. А таковых в современном мире немало! К примеру, в революционной России 1917 года насчитывалось 193 языка, а на момент подписания соглашения о распаде СССР в декабре 1991 года — только 40. В настоящее время, по данным ЮНЕСКО, в России 136 языков находятся в опасности исчезновения, а 20 уже признаны мертвыми.

Русскому языку, к счастью, исчезновение пока не грозит. Однако, множество слов, выражений, понятий уже сейчас можно внести в «языковую красную книгу». Ими не пользуются в повседневной жизни, они забываются. Предлагаем восполнить этот пробел и полистать книги – хранительницы языка. Словари.

Один из крупнейших словарей русского языка — Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Созданный Владимиром Ивановичем Далем в середине XIX века, он содержит около 200000 слов и 30000 пословиц, поговорок, загадок и присловий, служащих для пояснения смысла приводимых слов. В основе этого монументального труда лежит живой народный язык с его областными видоизменениями, он включает лексику письменной и устной речи XIX века, терминологию и фразеологию различных профессий и ремёсел.

Пожалуй, самое впечатляющее в истории создания словаря — то, что его автор, не профессиональный лингвист, собрал материал и написал все статьи в одиночку. К слову, свой труд Владимир Даль писал в течение 53 лет, и за что и получил вполне заслуженные награды: Константиновскую медаль и Ломоносовскую премию.

В 1863 году вышло первое издание словаря Даля, которое переиздаётся до сих пор. Известно, что только в России этот труд печатался более 150 раз, в 1998 году словарь стал издаваться и в электронном виде. Однако, по утверждению «Клуба ценителей русского языка», всего три переиздания можно считать официальными. Во все остальные книги включены многочисленные переработки и изменения, не соответствующие оригинальному стилю словаря Даля.

В библиотеке Культурного центра ГУ МВД по г.Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранятся несколько версий словаря. В том числе — дореволюционное издание под редакцией профессора Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ, пополненное 20 тысячами новых слов (пропущенных Далем или появившихся в языке после него). Свои добавления Иван Александрович аккуратно обозначил квадратными скобками, проявив уважение и чуткость к первоначальному замыслу Даля.

Бодуэн де Куртен

Однако в массовое сознание редакция Бодуэна де Куртенэ вошла не из-за научной стороны: впервые (и чуть ли не в последний раз) в истории массовой отечественной лексикографии в словарь была включена обсценная лексика. Бодуэн обосновал это так: «Лексикограф не имеет права урезывать и кастрировать «живой язык».

Конечно, и самому Далю русский мат был прекрасно известен, но из традиционной деликатности соответствующие лексемы и фразеологизмы в его словарь не вошли. Лишь в статье «по-матерному» Даль изложил диалектологические взгляды на этот предмет:

«ПОМАТЕРНОМУ, поматерну ругаться, сквернословить, матюгать, поносить похабно. Брань эта свойственна высокому, акающему, южн. и зап. наречию, а в низком окающем, сев. и вост. она встречается реже, а местами ее там и нет вовсе».

В СССР версия словаря под редакцией профессора Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ не переиздавалась.

Примерно с 1880-х по 1930-е годы словарь Даля (в оригинальной или в «бодуэновской» редакции) — стандартный справочник по русскому языку для всех пишущих или читающих. Больше «проверить слово», не считая многочисленных словарей иностранных слов, было особенно и негде. Огромным словарем, не менее чем наполовину состоявшим из диалектизмов, пользовались и изучающие русский язык иностранцы. К примеру, в 1909 году, после русско-японской войны, примирившиеся с Россией японцы с присущей им основательностью сделали заказ на партию экземпляров «Толкового словаря», которыми снабжались «все полковые библиотеки и все военно-учебные заведения в Японии».

Когда Даль стал собирать диалекты, то ставил основной целью оживить литературный язык, разбавляя его с простым языком крестьян, на котором говорит вся страна. Владимир Иванович был уверен в том, что на русском языке можно что угодно объяснить, сказать и выразить. Мы тоже в этом уверены! Поэтому предлагаем вам оживить свою речь необычными (в современном мире) словами из словаря Даля. Теми, что он сам вписал, а не добавленными сомнительными редакторами!

Анчутки — чертенята, бесы

Бякать — ронять со стуком, с грохотом

Вавакать — молвить глупое слово, болтать невпопад, некстати

Взбутусить — встревожить, поднять, подняться

Выдень — будень, рабочий день, рабочее время или срок в сутках, рабочие часы дня

Вуй — дядя по матери

Дерибать — драть ногтями, сильно чесать, царапать

Ендовочник — охочий до пива, браги, попоек

Жандобиться -заботиться, стараться

Желдак — солдат, воин, ратник, служилый

Заблюдник — полка для посуды

Запуклить — закудрявить, завиться, завить себе волосы

Козлодер — плохой певчий, с противным, высоким, сиплым и дрожащим голосом

Копырзиться — упрямиться, упираться, ломаться

Мимозыря — разиня, зевака

Мужатица (мужатка) — женщина замужняя

Нюни — губы

Огурство — своеволие, строптивость

Ококоветь — окоченеть, остыть, заледенеть

Ономнясь — недавно, несколько дней тому назад

Отымалка — тряпка, которой берут горшок из горячей печи; тряпка для различных кухонных надобностей

Пенязь — деньга, деньги

Пиять — изводить, мучить

Разгаляндаться — расхохотаться, шумно смеяться

Сарынь — ватага, толпа, сброд, чернь

Странь — чужой, странний человек, чудак, нелюдим, дикой, малоумный, дурак

Супря — спор, тяжба, борьба, препирание

Сычёный — подслащенный медом или настоянный на меду

Титла — заголовок, название книги

Тоямырка — сваха

Хабара — нажива, пожива или взятка

Хупавый — ловкий, опытный

Хухря — нечеса, растрепа, замарашка

Умурзиться — замараться, выпачкаться, загрязниться

Учмурить — озадачить

Фигля — ужимка, стачка, уловка, плутовство и обман.

200 лет со дня рождения Николая Некрасова.

10 декабря поэту и прозаику Николаю Некрасову исполнилось 200 лет.

Сегодня с творчеством Некрасова в нашей стране знакомы практически все, и это не преувеличение! Конечно, прочитать по памяти его стихотворения смогут немногие, но процитировать отдельные строки, которые плотно вписались в наш разговорный язык, способен практически каждый. «Есть женщины в русских селеньях», «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», «сейте разумное, доброе, вечное», «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» и многие-многие другие цитаты давно уже вошли в словесный обиход. Что ожидаемо — Некрасов до сих пор является одним из самых публикуемых авторов: за 200 лет в России выпустили около 18 миллионов экземпляров книг.

В библиотеке Культурного центра ГУ МВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранятся десятки книг Николая Некрасова — как дореволюционные издания, так и книги советского и современного периодов. В фонде немало и редких букинистических изданий. К примеру, поэма «Кому на Руси жить хорошо» «Государственного издательства художественной литературы», которая также в нынешнем году отмечает юбилей. Изданию исполнилось 70 лет!

Книга была выпущена в 1951 году и практически сразу стала библиографической редкостью. Роскошное подарочное издание знаменито великолепными черно-белыми и цветными иллюстрациями, выполненными Владимиром Серовым.

Владимир Серов был успешным советским художником. Имел множество регалий: две Сталинские премии, ордена, звание Народного, членство в Академии художеств СССР, пост президента всесоюзной Академии художеств. Произведения художника в настоящее время хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее, Историческом музее и региональных коллекциях.

К слову, книга в 2021 году отмечает двойной юбилей! Поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» исполнилось 145 лет.

24 ноября – день рождения Александра Васильевича Суворова.

День рождения – прекрасный повод вспомнить Александра Васильевича Суворова и почитать книги о самом знаменитом русском полководце в истории России.

Жизни гениального военачальника посвящены сотни научных трудов и литературно-художественных произведений, многие из них хранятся в фондах библиотеки Культурного центра ГУ МВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Особого внимания среди них заслуживает уникальное издание «Александр Васильевич Суворов. Жизнь и деятельность полководца в изображениях». Подписано в печать оно было накануне Дня победы, в апреле 1945 года, а вышло в 1946-ом, небольшим тиражом в 8000 экземпляров.

Огромный по размерам фолиант, отпечатанный на одном из известных предприятий страны полиграфкомбинате им. В.М. Молотова в Москве, по сей день считается выдающимся памятником полиграфии и является библиографической редкостью.

В издании собраны портреты, карты, схемы, рисунки, гравюры, знаменитая инструкция уставного типа «Наука побеждать», многочисленные изречения А. В. Суворова, ставшие крылатыми выражениями.

Оформлено издание Петром Александровичем Алякринским (советский художник-график, плакатист, иллюстратор), работавшим над множеством книг для крупнейших московских издательств.

Книга состоит из семи разделов: «Основные даты жизни и деятельности А.В. Суворова», «Молодые годы Суворова», «Наука побеждать», «Суворов в 1768-1796 гг.», «Суворов в Кончанском», «Итальянский и Швейцарский походы Суворова», «Историческое значение Суворова».

Листая книгу, читатель шаг за шагом пройдет с Суворовым его жизненный путь, проследит за развитием его мысли — от юношеских человеколюбивых идеалов до полного воплощения их в военную практику, основанную на любви к людям и утверждении великой миссии солдата России.