Блокада и книги.

8 сентября в Санкт-Петербурге отмечается самая скорбная  дата в истории северной столицы России – начало блокады Ленинграда. В 1941 году в этот день была прервана сухопутная связь города со всей страной. Без малого 900 дней длилась борьба города, сопротивляющегося врагу в самых тяжелых условиях осады. Борьба, которая доказала: сила духа, порою, оказывается выше  физических сил. А понять это многим помогли книги. В нечеловеческих условиях блокадного Ленинграда именно книги помогали взрослым сохранять человеческий облик, а детям — оставаться детьми…


Справочный пункт в Библиотеке Академии Наук в Ленинграде во время первой блокадной зимы.

Блокада и книги. Казалось бы, эти понятия не сопоставимы, они из параллельных реальностей. Но  осажденный голодающий Ленинград, под обстрелом врага, выпускал не только оружие, но и книги. Книги, которые тоже были оружием. Не разрушения, а созидания.


Продажа книг на проспекте 25-го Октября (с 1944 г. Невский проспект) в блокадном Ленинграде.

К числу учреждений, действующих в условиях города-фронта, относились типографии, издательства и редакции газет и журналов. За годы войны ими было выпущено более 23 миллионов экземпляров книг, журналов, газет, листовок, афиш, открыток, конвертов и другой печатной продукции. В годы Великой Отечественной войны и Ленинградской блокады «Лениздат», «Воениздат», «Госполитиздат», «Гослитиздат», Ленинградское отделение «Советский писатель», издательства «Главсевморпути», ПУ ЛВО (Политуправление Ленинградского военного округа), ПУ ЛФ (Политуправление Ленинградского фронта) и ПУ КБФ (Политуправление Краснознаменного Балтийского флота), «Стройиздат», «Медгиз»,  «Музгиз» и «Искусство» выпускали книжную продукцию в соответствии со своей тематикой и требованиями времени. За годы блокады, по подсчетам библиографов, было издано 1700 названий книг. Эти издания стали документами времени.

В фонде библиотеки Культурного центра ГУ МВД  по г.Санкт-Петербургу и Ленинградской области хранятся книги, изданные в годы блокады. Уникальные реликвии — доказательство героической деятельности не только ученых и писателей, публицистов и художников, но и самоотверженного труда редакторов, полиграфистов и печатников. Ведь все это было выпущено не «благодаря», а «вопреки».

«Невский проспект» Я.О.Рубанчик. Из главы «Магистраль фронтового Ленинграда»:

«За 240 лет существования Ленинграда на его улицы и проспекты не ступала нога врага. Не раз чужеземные захватчики зарились на город русской славы и получали сокрушительный отпор. Никогда не ступать врагу в Ленинграде, не осквернять ему чудесного и величественного Невского проспекта!»

«Невский проспект» Я.О.Рубанчик. Из главы «Магистраль фронтового Ленинграда»:

«В дни Великой Отечественной войны проспект суров и насторожен. Его перекрестки неприступны. Каждый дом – крепость. На фасадах домов и монументах Невского – глубокие раны от вражеских бомб и артснарядов. Это шрамы на лице воина, который не отступает под ударами врага, а находит в себе новые и новые силы для сражений до полной победы.»

Издания блокадного Ленинграда, большей частью брошюры, напечатаны на плохой, зачастую газетной, бумаге. Обложки – из картона либо плотной бумаги. Что уж говорить, выглядели они невзрачно. Но и печатались те книги не для того, чтобы украшать серванты. У них была другая задача – спасать людей! Ленинградцы, жившие в городе-фронте, хотели хотя бы на время оказаться там, где нет войны. И именно книги давали возможность оставшимся в блокадном городе и воевавшим на его подступах, мысленно переместиться в другое место и в другое время, отвлечься, найти силы, чтобы жить дальше! Книги в дни войны помогали найти решение насущных проблем, согревали и утешали, заставляли мечтать и позволяли улыбаться.


Книжный магазинчик на Невском.

Выпускались в блокаду и праздничные, парадные книги. К примеру, торжественное помпезное издание, приуроченное к 240-летию города, «Ленинград. Архитектурно-планировочный обзор развития города».

Еще в 1940 году руководство Архитектурно-планировочного управления Ленинграда предложило, в ознаменование предстоящего в 1943 году 240-летия Ленинграда, издать специальную работу, посвященную, архитектурному обзору развития города, — капитальную монографию «Ленинград», состоящую из двух разделов – обзора и фотоиллюстраций с прекрасными старыми ансамблями города и его новыми проспектами, площадями, набережными. Казалось бы, начавшаяся война перечеркнула все планы. Мечта о сборнике так и останется мечтой. И все-таки Смольный решил: юбилейное издание должно выйти в блокадном Ленинграде несмотря ни на что. Это станет еще одним свидетельством незыблемости Ленинграда, его высокого духа, его созидательной работы. Искусствовед А. Г. Яцевич и фотограф А. С. Рахмилович, участвовавшие в подготовке книги к изданию в начале войны, умерли от голода зимой 1942 года. Но оставшиеся в живых участники проекта (Н.В.Баранов, С.М.Земцов и Б.Р.Рубаненко) были намерены сделать все, чтобы монография вышла в срок. И книга была издана!

Настоящим подвигом, можно назвать то, что сделали рабочие-печатники. Шатаясь от голода и болезней, и часто вручную (из-за перебоев в подаче тока) они на хорошем типографском уровне напечатали 2500 экземпляров монографии. Пятьдесят из них были именными.
Общий размер книги 26 Х 34 см, 403 страницы. Бумага мелованная, светло-коричневого цвета. В издании 350 иллюстраций. Переплет твердый. На титульном листе написано «Издано в Ленинграде в дни Великой Отечественной войны». По самым высоким критериям полиграфического искусства, монографию «Ленинград» можно причислить к наивысшим образцам издательского мастерства. Даже по меркам мирного времени.

Из предисловия: «Война, навязанная нам немецко-фашистскими разбойниками, нарушила счастливую жизнь города в период его расцвета. Золотыми буквами вписывает сейчас Ленинград в летопись всей страны героическую главу истории, переживая огненные будни осажденного города. Ленинградцы поклялись скорее умереть, чем отдать на разграбление фашистским варварам жемчужину своей  родины».

Существует известное выражение: «Когда говорят пушки, музы молчат». Но музы не молчали! Жители блокадного города, в филармонии которого исполняли Седьмую симфонию Шостаковича, где были созданы «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма» Ольги Берггольц, где писали художники и трудились ученые, где выпускались книги и работали библиотеки, опровергли слова старого афоризма. Может быть, именно труд и творчество помогли людям выжить?

Добавить комментарий


После нажатия кнопки "Опубликовать"
Ваш комментарий будет направлен на модерацию.